Il`dar Alexandrovich (2dar) wrote,
Il`dar Alexandrovich
2dar

Categories:

ЖАРА (фельетон) полностью

для конкурса «Бестселлер» - приз службы продаж
I
Это лето в городе N выдалось жарким и сухим. Солнце, казалось, поставило перед собой цель – выжечь весь город со всеми его окрестностями и жителями. Уже в восьмом часу утра, столбик термометра на северных окнах показывал больше 25 градусов. Алла Леонидовна, занимавшая в социуме этого региона далеко не самое последнее место, кряхтя приподнялась с постели, протирая глаза. Алла Леонидовна Зельцер или, как её называли коллеги, Алка Зельцер, была заведующей центральной аптеки. Свесив ноги, она ещё около пяти минут, сонно и ничего не понимая, сидела на недавно приобретенном раскладном диване из словацкого гарнитура, который ей подарили её партнёры по работе или, как она любила говорить своим подружкам, «по-бизнесу». Каждый раз, произнеся это современное англоязычное слово, Алла Леонидовна чувствовала себя ужасно деловой бизнес-леди. По началу, при этом, она любила закатывать глаза и представлять себе, как прямо со своего кабинета, её отвозят к собственному самолёту и смуглый лётчик, «аля Мимино», доставляет её в Канны, Ниццу или Монако, куда она летит, конечно же, за новыми контрактами («ну и в казине немного поиграю»). И вот уже она видит Лазурный берег в иллюминатор и приземлившись в Ницце, «Мимино» откидывает ей трап, подаёт руку, она вступает на него и… ощущает, как правая нога по самую щиколотку погрузилась во что то мягкое и скользкое и сильное амбре бьёт ей в нос. «Ах, ты зараза, вляпалась!» - суровая реальностей обухом бьет ей по голове, выводя из мечты. Нога утонула в свежей коровьей лепёшке. И ладно бы, если только нога, главное, что и новые итальянские туфли-лодочки (подарок поставщиков) утонули и теперь ещё долго будут источать аромат родного края. «Зинкина тёлка! Сколько раз говорила ей не водить вокруг аптеки свою корову! Хоть бы хны! Так мне все людские потоки прервут и оборвут»- громко ругалась Алла Леонидовна прыгая на одной ноге, а другую обтирая о сочную и густую траву. С тех пор предаваясь мечтам она не закатывала глаза, а термин «людские потоки» вспомнила из учебника по маркетингу, который силилась прочитать в позапрошлом году, но, споткнувшись на седьмой странице предисловия на буквосочетании «МЕРЧЕНДАЙЗИНГ», она захлопнула толстую книгу и поставила её, как элемент интерьера, у себя в кабинете на видное место.
Крупные настенные часы с боем, но с кварцевым механизмом, показывали уже пол-восьмого, когда бизнес-леди окончательно проснувшись, одела тапки. Уже выходя из дому, она вдруг с ужасом обнаружила, что забыла помолиться. Новая модная привычка давалось ей не легко. Раньше было проще – встала, оделась-накрасилась, поела и бегом в аптеку, там прочитала или провела летучку по политинформации в ленинской комнате. А сейчас восстановили и наоткрывали столько церквей и даже сам Президент, в рождественскую ночь не сидит дома, что приходится соответствовать. А ленинская комната превратилась в конференц-зал и в красном углу вместо бюста вождя теперь икона (бюст, впрочем, был бережно упакован и спрятан в надёжное место – мало ли что!). Спешно помолившись, заметив себе в очередной раз, что фармакопея ей в своё время давалась легче, чем сейчас псалтырь, Алла Леонидовна быстро собралась и направилась на вверенный ей объект здравоохранения, то есть в аптеку.

Город постепенно пробуждался. С парадных тонкими струйками вытекали люди и ручейками стекались на остановках, где накапливались в небольшие озёра. Но подошедшие автобусы всё время вычерпывали из них в своё нутро порции и переносили их либо на соседние улицы, либо на другой край города. Вечером людские реки текли вспять. Автомобили тоже двигались утром в центростремительном направлении, показывая гранитному Ильичу на центральной площади сотни огоньков-фар, а вечером в центробежном, образуя перед вождём коралловые бусы огоньками задних фонарей и стоп-сигналов. Алле Леонидовне не нужен был ни автобус, ни автомобиль – до работы было минут десять спокойной ходьбы. Всякий раз в дороге она строила планы, тактического и стратегического развития. И по сравнению с этими прожектами, планы Остапа Бендера касательно Васюков были детской шалостью. Однако, придя на работу, реализовать их как то не удавалось, по крайней мере, в полном объёме и на это были всякий раз веские причины. Вот, например, сейчас – разве в такую жару можно вообще думать. А не думая, разве можно работать? Поднявшись на крыльцо аптеки, она сдёрнула паутинку с выпуклых букв вывески М Р П П Ф А Р М А Ц И Я отливавших солнцем и вошла в торговый зал.

II

Алла Леонидовна была женщиной не глупой (и, кстати говоря, красивой), довольно хитрой, оборотистой и ещё «себе на уме». Иначе и не возглавила бы она «Фармацию». Впрочем, положа руку на сердце, можно сказать, что если б не она, то кто? Окончив областное фармучилище в 80-ых годах, она, молодой специалист, получила распределение в город N. Местные женихи времени даром не теряли, ведь Алла была очень красивой девушкой. Агафье Лыковне, возглавлявшей тогда ЦРА то же очень были нужны молодые квалифицированные кадры. И она осталась. Работала за первым столом довольно исправно и ответственно, покупателям нравилась, так что после заочного окончания ВУЗа и административной практики она стала замзав, а после заняла кресло и заведующей, благо Агафья Лыковна уже была давно на пенсии. Поработать ещё некоторое время она могла бы, но местная администрация попросила её на почётный и заслуженный. Добрые люди ещё долго язвили, что без Аллы Леонидовне дело не обошлось. Но это не правда, и то, что супруг у неё был братом тогдашнего замглавы администрации это просто совпадение. Важно другое – с приходом её к власти дела в аптеки пошли в гору и дикие 90-ые аптека благополучно пережила, встав на рыночные рельсы.
Алла Леонидовна сразу усвоила два важных принципа в своей работе: поставщиков много, а аптека одна и покупатель (аптека) всегда прав. Глядя, как поставщики перед ней, как глухари на токовище, красуются, она довольно быстро сформировала свою классификацию оптовиков:
Первая категория – те, кому нужно платить
Вторая категория – те, кому иногда нужно платить (не злоупотреблять с оплатой)
Третья категория – прочие.
Особняком, отдельной категорией, стояли два лидера фармдистрибьюции. С ними у Аллы Леонидовны назрел очевидный конфликт интересов, потому как они в своей деятельности придерживались противоположного принципа – аптек много, а мы одни. Польстившись вначале на их широкий ассортимент, она набрала довольно много чего надо и чего не надо, а когда пришёл день оплаты, как всегда скромно-виновато улыбнулась. Каково же было её удивление, когда на следующий день ей отказали в заказе (!), а заказанное накануне, так и не привезли. А потом ещё и надоели угрозами. Хорошо были фирмы третьей категории – с помощью них она получила товар и расплатилась с лидерами. Однако в дальнейшее прибегать к услугам лидеров всё же пришлось. Вообще, заказывая товар, Алла Леонидовна поначалу стремилась выбирать только там, где дешевле. Скоро, однако, выяснилось , что в определённых случаях, можно кроме товара получить сковородки, технику, а потом и путёвки в разные страны, мебель, колёса для машина, да и саму машину. Правда приходилось здесь уже брать на себя обязательства и их выполнять (но опять таки фирмы из третьей категории приходили на помощь – их товаром опять таки можно было перебиться). Так появились любимчики. Однако список фаворитов пришлось с течением времени перетасовывать – пару «оплеух» от КАЛ она до сих пор помнит, да и возится с кучей «коротких» прайсов, ей тоже стало невмоготу. Так появилась золотая середина, расположившаяся между лидерами и аутсайдерами.


III

«Тишь да гладь, да Божья благодать» окрестностей N-ска в это время была встревожена урчанием дизелька Форда Транзита. Белый микроавтобус в грузопассажирском исполнении, ехал по грунтовке, порождая за собой гигантский шлейф пыли. Пыльное облако ещё долгое время после проезда автомобиля висело в воздухе, прежде чем обратно опустится и на дорогу и на прилегающие к ней зелёные заросли. Это было хорошо укатанная грунтовка – «грунтовая дорога с улучшенным покрытием» так она обозначалась в дорожных атласах и была, между прочим, дорогой областного значения. Поэтому местные власти всячески старались и следили за её состоянием, выделяя ежегодно немалые суммы на её улучшение. Дорога и впрямь улучшалась – в позапрошлом году и 10 км/час не сделаешь, в прошлом машины уверено шли 40, а в этом после работы грейдера и все 60, если конечно лакокрасочное покрытие не было водителям жалко. Одеть на себя асфальтовую шкуру, дорога, змеёй петляющая между населёнными пунктами, так и не могла – таких денег в бюджете не было. А может и были, и каждый год выделялись средства на асфальтирование, но затем эти средства чиновниками передавались социально незащищённым слоям населения – мы не знаем. Через 30 минут водитель, достиг промежуточной цели своего маршрута – он въехал в N-ск. Быстро петляя по уже асфальтированным городским дорогам, он без приключений добирался до самого центра, где располагалась центральная аптека.

IV

Войдя в аптеку, Алла Леонидовна, пересекла недавно отремонтированный и обставленный торговый зал, поздоровавшись кивком головы с Ольгой фармацевтом и скрылась в глубине. Кабинет заведующей располагался на южной стороне и здесь было невыносимо душно. Закрыв жалюзи, открыв окно и включив на полную вентилятор Алла Леонидовна тяжело опустилась в кресло и поняла – делать то нечего! А ведь ещё пару минут назад она точно знала, как она будет сегодня помогать Путину удваивать ВВП. Но жара отбила все эти знания и желания. «Товар вечером закажу, попозже - подумала она- Ах, да! Николаевна же в отпуск ушла – поехала сына в армию навещать, так, что приёмка ближайшие две недели на мне. Ну, вот и славно, до первого водителя и почитать можно». Вообще чтение художественной литературы на работе она никогда не практиковала, но тут случай был особенный. Во-первых произведение не было художественным – это была книга Дарьи Донцовой. А во-вторых, и это главное, в этой книжке, как ей сказали, рекламировался, как бы между прочим, ксеникал, понятно почему ей было не безынтересно. О волшебных свойствах этого препарата она слышала уже давно и сама была тому свидетельницей. Вон, двоюродная сестра первого мужа, какая толстая была! В прошлом году больше центнера весила и в обхвате, как дуб в лукоморье, а весной встретила её и не поверила – прямо Бритни Спирс. Ксеникал, говорит. И свояченица Лиза, и сотрудница Нина (та самая приёмщица-Николаевна), и племянница Дашка – куда не посмотри сплошные положительные примеры! [Уважаемые представители фирмы Hoffmann la Roche – я эту часть абзаца не просто так написал. Понимаете? В конечной редакции эти строки могут быть удалены или даже заменены на противоположные по смыслу. Контактный телефон в Санкт-Петербурге – "03" (прим. Автора)]. Включив радио, удобно устроившись в кресле, она сразу открыла книгу на последней прочитанной странице, благо пользоваться закладкой приучилась ещё с пионерского возраста. Разложив книжку на столе, сильно провела по центральному шву для того, чтоб книга не закрылась и погрузилась в чтение:
«…за окном взвизгнули шины - это привезли ксеникал. «Протек» приехал как всегда вовремя…».

V
За окном взвизгнули шины. Смолк дизель, хлопнули дверью. Алла Леонидовна покоси-лась в окно и обомлела – на борту припарковавшегося у аптеки микроавтобуса она увидела зна-комый символ и слова «Центр Внедрения». Больше увидеть не успела, помешала (опять!) Зинки-на корова, прогуливавшаяся под окном, впрочем, и так всё было ясно. «Ну, я этой Зинке, козе!» - мелькнуло у неё в голове, - «Но ладно, после. Однако, вот так совпаденьнице. Им то, что тут надо, неужели я заказывала у них вчера товар?». Однако, тут же вспомнила, что обязанности приёмщицы она исполняет, только с сегодняшнего дня, вчера Николаевна была ещё на работе. Вытащив ключи из нижнего ящика письменного стола, она, нехотя, пошла открывать приёмку. Товар принимали в аптеке вообще то с отдельного входа, где даже был оборудован специальный подъезд с тентом для погрузочно-разгрузочных работ, но на время отпуска приёмщицы, Алла Леонидовна решила не пользоваться им, а принимать водителей, или как они часто называли себя водителей-экспедиторов, через торговый зал. Сама приёмная находилась по соседству и с торговым залом и с её кабинетом, так ей было намного удобней. Открывая соседнее помещение, она уже слышала громкое топанье в торговом зале, мужской бас и женский тенор первостольни-ка: «Да, пожалуйста, проходите, сюда и сразу направо». Стук в раскрытую дверь застал её, когда она, распахнув шторы, открывала форточку.
-З-здоровеньки – произнёс как то нерешительно и смущёно крупный мужчина с чёрными как смоль волосами и большими усами, больше походивший впрочем на молдаванина, а не на украинца, как можно было подумать из его приветствия, и натужно улыбнулся. Несмотря на жару, он был одет в видавшие виды джинсы, бордовую рубаху с закатанными чуть выше локтей рукавами и, непременный атрибут большинства профессиональных водителей, жилетку с бесчисленным количеством карманов. На ногах были пыльные сандали.
«Что у них там, теперь гастробайтеры уже и медикаменты развозят?! Дожили…», - подумалось Зельтцер, но вместо этого она хоть и хмуро тоже приветливо кивнула головой:
-Здоровеньки, здоровеньки! Утро доброе! С чем пожаловали?
-Ну дык, вот! – сказал украинец-модаванин и протянул вперёд две средних размеров коробки бывшие у него подмышками.
-Давайте посмотрим, что у нас там. Кладите сюда, и документы. Нет, документы мне. Сейчас проверю.
Открывая коробки, она сразу не обратила внимание на то, что закрыты они были обычно, а не фирменным скотчем. Не обнаружив повреждённых упаковок, она уже хотела было перейти к документам, но тут во второй коробке заметила целый ворох незакреплённых и потому разлетевшихся по всей коробке, конвалют. «Это придётся пересчитать, а то доказывай потом» - отметила она про себя. Конвалют с активированным углём оказалось на удивление 47. «Странно, зачем это нам было именно 47, наверняка не доложили 3 штучки, где тут накладные, ага точно так и есть»
-Уважаемый, не хватает тут трёх упаковок угля, а так вроде всё нормально. Да, всего два места. Пометку я сделаю, да и со складом сама созвонюсь – довезёте завтра или, нет, не завтра… ну, вобщем, не горит» - произнесла Алла фразу и задумалась. И в самом деле, не горит. У них же этого угля, хоть печь топи или противогазы наполняй. На прошлой неделе специально проводили летучку по сверхзапасам и уголь этот чуть ли не возглавлял список. Из оцепенения её вывел неожиданно повеселевший голос водителя:
-Значит, берём, усё нормально! Вот и хорошо, спасибо пребольшое!– с ускорением пятившись одним залпом выдал шофёр. – До свидания»
-Погодите, погодите, стойте же. Куда вы так рванули. Ещё минуточку – автоматной очередью выпалила Зельтцер. «Что то не то, неужели весь уголь кто раскупил? Интересно кто? Не Захар же, так он для своей самогонки его на прошлой неделе ещё брал или он там уже на заводские мощности вышел? И потом, что значит «значит берём». Так, уголь у нас, по-моему, здесь же в пятом ящике, проверим». Она подошла к шкафам на противоположной стене приёмки. Приёмка была ещё и по совместительству материальной комнатой – часть товара хранилась в этих шкафах. Распахнув дверцу на которой красной краской было от руки намалёвана цифра «5», она чуть было не получила по голове от свалившихся с ячейки упругих расфасованных по 100 конвалют. Ими ячейка под номером «5» была забита битком. «Уголь активированный» чёрным по белому было на них написано. Ничего не понимающая заведующая отступила и тут же нашла спасительное объяснение – очевидно склад дистрибьютора не только не доложил 3 упаковки, но и перепутал наименование. С конвалютами это сделать не так и сложно, а заказали, наверно, «Фруктозу» какую-нибудь, ну или ещё что-нибудь в этом роде, а проверяя только что документы она сама ошиблась ведь искала позицию по количеству, а не по наименованию. Взглянув ещё раз в накладную, она прочитала «Уголь Активированный 50 шт.».
Водитель меж тем всё как-то озадаченно и явно беспокойно мялся у входа, переступая с ноги на ногу. С каждой минутой озабоченность всё отчётливее проступала на его лице, а вместе с ней и какое то замешательство.
«Зачем нашей аптеке ещё 50 упаковок этого адсорбента», - уже не про себя, а шепотом с раздражением произнесла заваптекой. – Нашей... А нашей ли?!» Метнув взор на верх листа счёт-фактуры она облегченно выдохнула: «ИПБОЮЛ Пупкин АГ» увидела она в реквизитах.
- Ну, вот я же говорю ошибка. Ещё одна, и на сей раз большая – адресом ошиблись, это для этого…. с рынка» - как можно спокойней и явно с облегчением произнесла она, протягивая обратно документы. При этом два последних слова нарочито слились в одно, и именно так проявилась вся «любовь» заведующей «Фармации» к выскочке частнику, которая впрочем, свойст-венна большинству заведующих «Фармаций», к расположившимся у них под боком частникам.- Забирайте!
Водитель меж тем не только не протянул руки к документам, но наоборот испуганно попятился назад, сжимая в руках только что снятую кепку, и стал очень похож на мальчика принесшего очередную двойку с картины Фёдора Павловича Решетникова «Опять двойка». Алла Леонидовна же напоминала теперь сестру-пионерку с этой же картины. Пикнули ручные часы, что означал начало нового часа. Наступил полдень. 

V I
Как известно, в Средней Азии люди работают и ранним утром и поздним вечером. А вот днём они не работают, а сидят, закутавшись в халатах в чайханах, где за ленивыми беседами пьют горячий крепкий чай. Зной стоявший в городе расположившимся на широтах чуть южнее Москвы стоял такой, что самое время было ввести именно такую форму рабочего дня если не на государственном уровне, то на областном точно. Однако местные депутаты, решили эту проблему как всегда посвоему – просто объявили себе каникулы и разъехались кто куда. Их же избирателем ничего не оставалась, как только считать время до выходных и надеется, что всеми ожидаемый дождь, всё же в выходные не пойдёт. От жары в будни спасался кто как мог. Кто то поставил себе кондиционеры и тут же попадал на больничный. Ибо так обрадовались долгожданной прохладе, что включали это прибор, на всю дурь и мгновенно простывали, захлюпав носом. Кто-то, всё-таки перенёс все дела на вечер, а с наступлением вечера на следующий вечер и далее на осень. Кто-то уезжал в отпуск, отправляясь при этом в ещё более жаркие страны. Ну а кто-то, «парился» и работал.

-Нету Пупкина, не могу ему товар отдать – сокрушёно сказал водитель из Центра Внедрения
-Как нету? Закрыта лавочка что ли? Ну так, сейчас поезжайте, должна уже открыться. Там как раз к 12-ти арбузы должны привести и много народу стечётся. Чтоб этот … Георгич, вобщем, такой случай проморгал – не в жизнь не поверю. Да и потом – вдруг опомнилась Алла Леонидов-на, - я то тут при чём. Он заказал ему и везите!
-Нет, понимаете, ему вообще уже нету. И больше не будет. Закрылся он. Вот вчера говорят был, товар заказал, а сегодня уже нет.
-Вона как! – протянула улыбнувшись Алла Леонидовна.- И чего закрылся, что говорят? – спросила она, а сама подумала: «Неужели, неужели удалось»
-Да не знаю я, - пожал плечами экспедитор.- Еду значит и тут звонит мобильный – он вытащил из кармана жилетки старый мобильный телефон, как бы подтверждая правоту сказанного. - Звонили из офиса, сказали так, мол и так, закрылся – с лицензией там чего то и с долгами, в общем, там целый букет. И «товар не вези, даже если кто-нибудь там будет, товар не отдавать!» Но я на рынке уже был, там никого. Да и Бог с ним – неожиданно повеселев продолжил - Вам то теперь легче будет, а Вы фирма то ого-го, вашу аптеку везде, даже в районе хвалят. Народу только на пользу будет, ежели у вас медикаменты отоваривать будет. У вас вон и чисто то как, и светло и мебель новая и продавщица загляденье. С Вами, впрочем, конечно ей не тягатся - неожиданно закончил он.
-Ну, спасибо, дорогой. Приятно слышать – сверкнув глазами произнесла наша Алла и растворилась в улыбке и даже немного покраснев. - Только куда мне то, в мои то годы – специально, для продолжения комплементов добавила она.
-Дык, какие ваши годы, знаете же как говаривают, про 45 и ягодку. Вот тот ж и оно. У Вас вона как глаза блестят, любой молодухе фору дадите, а опыт ещё! О! Да и как профессионал, Вы видать очень даже – вона какая аптечище! Красивая умная женщина на любимом деле, это ли не счастье!
-Ну, спасибо, спасибо, захвали ли уже всю. И Вы вот тоже ничего, редко когда таких водителей встретишь и рано приехали, как никогда. Я Вас впрочем, ранее не встречала! А, новенький, ну так и думала, может хоть теперь доставка наладится. Ну, ладно не смею больше задерживать. У вас работы должно быть много, а уже первый час – удачи вам на дороге и приезжайте ещё. А товар отдайте обратно. Нам чужого не надо – смеясь закончила фразу Алла Леонидовна и протянула руку для прощания.
-Так не могу обратно-то я товар. Никак не могу. Мне по телефону так и сказали, мол Пупкину товар не давать, но и обратно не вези, делай с ним, что хочешь, но чтоб завтра деньги в кассу за него все сдал или документы с печатями другой аптеки. У нас уже он по компьютеру прошёл, бухгалтерия период закрыла и всё-такое. А не привезёшь обратно, ну так – не держим! Это твои проблемы.
-Интересное кино… И Вы вот так вот решили мне молчком его значит пропихнуть, да?!
-Нет, нет, что вы. Я же не говорил, что это Ваш товар, и документы сразу дал, а там же написано «ПУПКИН» Я не думал, что Вы в последнюю очередь на них внимание обратите. И потом, я не сразу к Вам, я вначале на рынок! А товар то хороший нужный. Ну не нужен этот уголь, не берите его. А документы Вам счас менеджер переделает, а я оригинальчик завтренко, с раннего утра
-С раннего, с раннего – перебила, передразнив его Зельтцер. Не, я всякое видала, но чтоб такое! Не знаю, дорогой, Ваши проблемы, извиняйте, но, до свидания!
-Ну, пожалуйста, дорогая Вы моя и не наглядная. Я и на рынке уже пытался – а толку то. Битый час почти задаром там простоял. Ну, бомжи весь боярышник и календулу купили (я им сказал, что в ней градусов больше), бабка какая то три упаковки этого угля взяла, мужику одному эвкалипта две пачки продал – для бани аромату, да пацаны, школьники ещё, презервативы растащили. А тут две коробки. У вас уйдёт мигом.
-Интересно, а зачем это школьникам презервативы – неожиданно спросила заведующая, начав уже профессионально прикидывать не являются ли школьники новой целевой группой этих резинотехнических изделий.
-Нехай мне знать – купили и ладно. Может как у нас – надуют шарики. Или пивом зальют и с крыши на девчонок сбросят – пацаны ещё, что с них возьмёшь. И куда только родители смотрят – так пиво переводить!
«Да, жаль не являются, по крайней мере на листовке не напишешь – «лучшие для надувания пузырей».
-Ну, бинтик вот ещё купили один. Пластырь тоже один. Слёзы! Хоть бросай машину и по электричкам ходи. А у Вас точно уйдёт. Да и цены хорошие, как мне сказали – сами посмотрите!
Цены действительно были хорошие.
-Так, интересно-интересно, а чего это вы такие цены этому Пупкину давали! На пять процентов всё дешевле, чем для меня! А я вам ещё регулярно и аккуратно плачу, укладываясь в 45 дней. Ну почти. Не ну не наглость, я этого так не оставлю – кипела уже от возмущения Алла Леонидовна
Водитель застыл в замешательстве, но тут же мгновенно выкрутился
- Ну вот видите, возьмёте сейчас, Вам наверно и дальше такие цены сохранят. Ну с менеджера ещё какой-нибудь магарыч получите. Долг платежом красен, а мы то уж отблагодарим!
«Да Вы уж отблагорите»
-Да и товар-то, какой весь смотрите, ходовой!
Заведующая неохотно стала внимательно изучать документы. Товар то и не нужен был, но выбить дополнительно скидку и магарыч с этой организации её хотелось. Причём принципа ради, а не бизнеса для. Опять же осознание, что они ей будут должны и она чуть что напомнит про это, (и ещё как напомнит!), заставляло всё более внимательно вглядываться в довольно не малый ассортимент, который заказал частный предприниматель. Однако, как на грех, по большей части, товар весь, был какой то специфичный и вовсе неходовой. Вот головоломка то – и хочется и колется.
-Ну, хорошо – кое-что можно будет взять – она вытащила из нагрудного кармана ручку и принялась ставить точечки напротив некоторых позиций.
Водитель радостно, но так чтоб не было заметно, потёр руки. Немного постояв в тишине он вдруг спросил
-Простите, а у Вас машина есть?
-Да, - не поднимая головы буркнула в ответ Алла Леонидовна – а что собственно?
-Могу предложить ещё Вам запаску! – неожиданно поставленным голосом работника сетевого маркетинга закончил он фразу
-Что?! – приподнимаясь со стола, ещё удивлённо, но уже с сатанинскими искорками в гла-зах шепотом спросила заведующая.
-Хорошая нелысая, диск эр-14. А ещё есть внутрисалонное зеркало, подушка, аптечка, ой это не по адресу, ароматизатор «Клубничка» и запасной стоп сигна… - но договорить он не ус-пел, так как пришлось укорачиваться от полетевших в него документов.
Алла Леонидовна уже было набрала полные лёгкие воздуха, что бы не сдерживаясь сказать всё, что она думает о нём и о фирме, которую он представляет, но внезапный порыв ветра, стук распахнувшейся двери, удар ручки форточки о стекло, вероломно обрушились на неё, вместе с голосом Трофима исполнявшего своё танго:
Она была путеукладчицей,
А также солью всей земли!
И с понедельника по пятницу
Вгоняла в землю костыли.


VII

Белый микроавтобус с причудливым символом, напоминающий то ли лирический цветок, то ли физическую структуру атома и бирюзовыми буквами на борту, плавно остановился на парковке у аптеки. Из двери легко выпрыгнул приятный молодой человек в бежевой обтягивающей футболке и светлых брюках, что вообще-то, даже летом, не практиковалось среди во-дителей из-за маркости. Стряхнув пыль с замшевых туфель, он открыл боковую дверь фургона и исчез внутри. Играючи удерживая, как жонглёр, три довольно немаленькие коробки, в одной левой руке, он одним махом очутился у крыльца. Летнее солнце уже высоко висело, в синем без единого облачка небе, заставляя отбрасывать все предметы короткие тени. Оконное стекло витрины отражало солнечные блики и те десятками солнечных зайчиков играли с проходив-шими мимо прохожими и машинами. В городе было довольно тихо, а шум играющей детворы за соседним домом только добавлял в эту мирную гармонию нотки домашнего уюта. Молодой человек посмотрел на своё отражение в витрине и видимо не вполне им удовлетворённый, достал из задних карманов брюк складную расчёску и скупыми, но точными движениями поправил причёску. Уже, собираясь подниматься по ступенькам, он в очередной раз отметил про себя, что витрина то для местной аптечки была очень даже и недурна, такую и на Невский проспект можно было выставить. Витрина действительно в последнее время являлась гордостью аптеки. Корректней, правда, сказать не сама витрина, ведь витрины ценят за содержание, а здесь со-держания собственно то и не было. Но, само то окно, было гигантское металлопластиковое. Его поставили буквально месяц назад, естественно, не обошлось без помощи фирмы из первой категории и оно, ещё не запылённое, ярко сияло своим большим стеклом. Сделанное из двойного профиля ПВХ немецкой фирмы Kommerling EuroFutur, снабжённая фурнитурой производства компании SIEGENIA, которую основал ещё перед первой мировой войной знаменитый Вильгельм Йегер, оно олицетворяло мощь и благополучие местной «Фармации». Резиновые прокладки уплотнители между стёкол отливали чёрным блеском, словно начищенный туфли рус-ских офицеров, белизна профиля могла поспорить с белизной одесских пароходов конца 19 века, а блеск медных деталей наружной фурнитуры затмевал каски пожарных из той же эпохи. И только маленькая царапинка справа, ближе к нижнему краю несильно выделялась из этой строгой немецкой гармонии – Квадратишен, Практишен, Гуд. А царапину эту поставил своим ботинком двоюродный брат местного главы администрации вовремя фуршета проведённого сразу после церемонии открытия, которую Алла Леонидовна устроила по случаю окончания капитального (на самом деле косметического, пусть и глубоко косметического) ремонта. Во всём остальном это было самое обыкновенное большое современное окно, так что нет никакой необходимости задерживаться сколь либо долго на его описании.
Открыв внутреннюю дверь, наружная была нараспашку раскрыта и придавлена от за-крытия кирпичом, водитель-жонглёр очутился в современно обставленном торговом зале. Двери кстати тоже были современные металлопластиковые, снабжённые доводчиками. При этом оба доводчика в классических традициях «совка» были откручены и оставались нефункциональны. Довольно большое пространство торгового зала, прямо по ходу, было свободно, и только диванчик с графином на столике одиноко, но уютно стояли у стеклянной витрины, ок-руженные фикусами, пальмами и прочими комнатными растениями. Слева, уголком, находились красивые современные витрины. Венцом же всей этой красоты и великолепия являлась первостольница, Ольга. Стройная девушка была одета в очень стильный двухцветный коротенький халатик цветом гармонирующий с мебелью. На нагрудном кармашке можно было заметить мелкую надпись в два слово, но разобрать Олег (а именно так звали молодого водителя-экспедитора), смог только последнее –«… - Стиль». Более внимательно молодой человек разо-брать не сумел, да и не особенно он старался. Сейчас было не до этого. Впоследствии он вспомнил, что видел уже таких красавиц в одном видеофильме, где они ходили по подиуму в халатиках. Особенно ему приглянулась тогда последняя, она вроде как главная была у них и потому появилась совсем без халата, да и этой девушки она была краше. Но, это было уже после, а сейчас, он впервые в этом сезоне поблагодарил Бога за жару, царившую в округе, так как при такой погоде, красавице ничего не оставалась, как надеть спецодежду на голое тело. А, так как она была сшита из тоненькой заморской ткани, то воображение начинало заполнять всё его внимание. Судя по форме и рельефу халатика его содержание было очень аппетитным. Цвета молочного шоколада волосы с небольшим меллированием струились из под небольшой косынки-пилотки на обнажённые плечи. Пилотка была маленькая и немного неровно надета. И какой это придавало шарм! «Воистину, законы красоты вечны, - подумалось мужчине, - как говорили ещё сто лет назад, если девушка одевает шляпку не смотрясь в зеркало, значит, убеждена в своей красоте. Все верно, шарман, чёрт побери». Должно быть из-за жары, а может и не только, верхние пуговки были расстегнуты и если встать непосредственно у кассы, то вашему взору открылись бы сладостные и пышные персы.
- Здравствуйте, чем я могу Вам помочь, – приятным тенором вернула на землю водителя, Ольга.
-Кхм, мне бы это – замешкался он от неожиданности, - от кашля вот, что у Вас есть?- неожиданно для самого себя продолжил он. - Только Сенны или пургена какого-нибудь не надо, знаем уже эту шутку юмора. Таблетку лучше.
-А.. А Вам её завернуть или так… прикатить? - и молодые люди хором засмеялись.
-Меня вообще Олегом зовут, я тут по делу к вам заскочил – вот! – уже расслабленно и широко улыбаясь, почти выкрикнул он и протянул вперёд руку с коробками – А как Вас зовут?
-Оля. А Вам к Алле Леонидвне, сюда – лёгким движением откинув прилавок, Ольга пропустила Олега мимо себя и тот чуть было не оступился от аромата исходившего от её волос.
Приёмная комната была закрыта и, снова воспользовавшись помощью Ольги, Олег постучал в кабинет заведующей.
Дверь не открывали. Легонько поддев её носком ноги Олег толкнул дверь. Внезапно та с шумом и грохотом отварилась и мощный поток свежего воздуха из открытого окна обрушился на молодого человека вместе о звуками трофимовского танго, изливающимися из радиоприёмника
Она была путеукладчицей,
А также солью всей земли!
И с понедельника по пятницу,
Вбивала в шпалы костыли


VIII

-А, кто здесь? – спросила Алла Леонидовна и проснулась. Встряхну головой, осмотрелась - она сидела в своём кабинете. Ворвавшейся ветер гонял несколько бумаг по комнате и уронил пустую вазу на подоконнике. По радио громко пел Трофим. В раскрытой двери стоял приятного вида аккуратно одетый молодой человек с коробками в правой руке и широко улыбался. Книга, по прежнему, лежала на столе, на той же самой странице. И страницы она не про-читала, как сморил её сон. И всего то полчаса. Посмотрев вперёд себя, по направлению к двери она широко и искренне улыбнулась Олегу:
-Катрен! Фу ты, слава Богу. Я тут чего-то задремала из-за этой жары. Здравствуй, Олег, вы как всегда рано. Знаешь ужасы какие снились, о! - уже окончательно придя в себя продолжила Алла Леонидовна. - Ну раз Катрен первый, значит, день заладится, это уже проверено. Чего стоишь как вкопанный, клади коробки прямо тут и документы давай. Вас то чего проверять. Вы у меня лучшие и потому самые любимые.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Следы Калевалы

    Пешеходная и автобусная прогулка по Выборгу, поездка на катере к Монрепо и истоку Сайменского канала, обед и посещение Приморска - получается…

  • Алые Паруса 2021 - Невская Точка

    Праздник выпускников "Алые паруса" снова в центре города! Из ковидного прошлогоднего шторма и режима он-лайн Паруса вышли в обычный формат…

  • Невская точка - украшения Невского проспекта к Евро2020

    Ковид не побеждён и даже обостряется, но относительно положительная динамика с заболеваемостью в прошлом году привела к тому, что Чемпионат Европы по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments